+7 (989) 516-75-06
Экспертная оценка детских товаров
Безопасно для детской психики
Прививает традиционные семейные ценности
Развивает творческий потенциал

Ростовский менестрель

 

«Дядя Яша» - так звали талантливейшего клоуна-эксцентрика из Ростова-на-Дону Якова Семеновича Гофтмана дети в Бухенвальде. Попав в плен во время боев в районе Ельни осенью 1941 года, Яков Семенович начал свой путь узника концлагерей. Даже в лагерном аду «дядя Яша» умудрялся сохранять потрясающий оптимизм и жизнелюбие. Как помочь узникам лагерей смерти – со-узникам?.. А почему бы не создать настоящий барачный оркестр? «Саморазговаривающие» трубы, самодельные балалайки, аккордеоны из котелков, пуговиц и тряпья и антифашистская сатира – острое и точное слово. Антифашистские листовки, деятельность в подпольном комитете «Борьба». Карцер. Трое суток Якова Семеновича избивали, пытаясь узнать, кто с ним работал. Яков Семенович молчал. А затем – Бухенвальд. В лагере смерти томились узники 19 национальностей, среди узников были и дети. Для многих из них «дядя Яша» стал и другом, и отцом.

11 апреля 1945 года над Бухенвальдом был поднят красный флаг. Яков Семенович, участник интернационального восстания узников, увез из лагеря смерти дорогую реликвию – сделанный руками товарищей струнофон, смастеренный из швабры, лесок и консервных банок. Международный день освобождения узников фашистских концлагерей установлен в память об этом восстании – о небывалом мужестве узников.

Автор произведения – протоиерей Сергий Красников, настоятель храма Всех Русских Святых г. Ростова-на-Дону. Другие стихи автора читайте в рубрике «Тропами войны».

 

 

«Эта история не могла меня не тронуть. Яков Семенович, рискуя своей жизнью, делал все, чтобы поддержать людей, которые оказывались с ним рядом в лагерях смерти. О том, какую роль сыграл «дядя Яша» в жизни детей из Бухенвальда, мы узнаем из их воспоминаний. Именно благодаря «дяде Яше» многие из детей смогли выжить. Яков Семенович Гофтман – наш земляк, ростовчанин, талантливый артист, человек с большой буквы», - делится протоиерей Сергий Красников.

Так повелось от корней - 
Ратную службу несут
Всяк на своём рубеже - 
Инок, воин и шут.

К. Кинчев

 

 

Ростовский менестрель

Дяде Яше (Якову Семёновичу Гофтману) посвящается…

 

Что за предивные мотивы!

Вот так талант! Всем бардам бард!

А вы ноктюрн сыграть смогли бы

На швабре в гетто «Бухенвальд»?

 

 

Во тьме, уныньем переполненных, бараков,

Он был иным – одним из тех, кто верил в свет.

Шут-менестрель ростовский, Божий раб Иаков,

Открывший детям тайну жизни: «Смерти нет!»

Он наших чувств – почти застывших – пятерицу

Расшевелив, шутя, куплетами про жизнь,

Чтоб вновь улыбкой оживали наши лица,

С любовью, каждому шептал: «Малыш, держись!»

И подзывая самых маленьких поближе,

Он пел, заглядывая ласково в глаза:

Тон смерти низок. Жизнь поёт октавой выше.

Коль хочешь жить, гляди с надеждой в Небеса.

 

А мне мечталось о гастролях по Союзу.

Но… как завещано поэтом на века –

Веленью Божьему послушна будь, о Муза!

И вот… по Западной Европе жизнь-река

Меня, в ладье-тюрьме вздыхающего горько,

От Дона Тихого до Ильма* донесла.

И что ни вечер – то аншлаг! Подумать только!

И мой любимый зритель (дети!). Вот дела!

Во мглу барака, прорываясь в щели крыши,

Свистел фальцетом ветер – пасынок зимы.

А он звенел для нас душой октавой выше,

Чтоб нам забылось хоть на миг о том, где мы.

 

Весна! Наш цирк сегодня с новым вдохновеньем –

С премьерным номером «Апрельский нескучай».

Итак, друзья, мы начинаем представленье.

Пусть смеха лучики растопят снег-печаль!

На бис частушки «Гитлер плачет, ждёт капута»

Пел Яша вновь и вновь под наш задорный смех.

И сам смеялся, позабыв тогда, как будто,

О том, что смех по тем канонам – смертный грех!

Ох, нам бы, милые мои, чуть-чуть потише,

Чтоб безбилетных ненароком не зазвать.

Сейчас сыграть бы на одну октаву выше,

Жаль, струны в швабре перепутались опять.

 

Афиша-шёпот: в тот же час, на том же месте.

Входной билет – улыбка, имя – вместо цифр.

И льются рифмы к именам, слагаясь в песни.

Вновь на арене смерти лучший в мире цирк!

Ах, детки, детки! Как же пальцы смерти липки!

О том смолчу, что вас в последний вижу раз.

И вновь летят к его ногам цветы-улыбки,

Аплодисменты… как всегда – морганьем глаз.

Он, поклонившись, улыбнулся, тихо вышел.

А мы умолкли все, как будто бы поняв,

Что он прожил бы эту жизнь октавой выше,

Но только выше в этом мире нет октав!

 

Во тьме, уныньем переполненных, бараков,

Он был иным – одним из тех, кто верил в свет.

Шут-менестрель ростовский, Божий раб Иаков,

Нам возвестивший тайну жизни: «Смерти нет!»

Пусть вьюжит в памяти концлагерная сажа.

Но снова светлый нам из детства снится сон…

О том, как с нами попрощался дядя Яша,

Как он с улыбкой в облака ушёл, как он…

Променестрелив чрез небесные заставы

К Тому, Кто жизнь дарует, смертью смерть поправ,

Услышал то, о чём мечтал порой у жизни-переправы –

Как в свете вечности сливаются души святой октавы

С небесным звоном ангельских октав.

 

05.02.2022 г.

 

 

* Ильм – река, которая протекает недалеко от того местечка, где располагался Бухенвальд.

Система комментирования SigComments