+7 (989) 516-75-06
Экспертная оценка детских товаров
Безопасно для детской психики
Прививает традиционные семейные ценности
Развивает творческий потенциал

Миус-фронт

 

В этот день, 18 августа, в 1943 году ценой больших потерь советским войскам удалось прорвать фашистскую оборону Миус-фронта. 
Осенью 1941 года группа немецких армий "Юг", придя к реке Миус, создала глубокоэшелоннрованную оборону - от Таганрога до Саур-могилы - длиной в 104 км, шириной (на различных участках) - от 6 до 11 км. На данном участке обороны было задействовано около 800 населённых пунктов в полосе шириной 45-50 км, которые были превращены в опорные пункты с круговой обороной. На каждом квадратном километре было расположено от 20 до 30 ДОТов и ДЗОТов. К зиме для постройки и  утепления своих блиндажей немцы использовали дома захваченных населённых пунктов. Многие мирные жители, изгнанные из своих жилищ, погибли в объятиях зимы. Немцы, создавшие столь мощную оборону, к тому же на господствующих высотах Донецкого кряжа, считали данный участок неприступной крепостью. Наши войска, находясь в низине, на легко просматриваемой противником территории, имели большие трудности с доставкой провианта и боеприпасов. На штурм шли с одной винтовкой на троих. 

За весь период противостояния на Миус-фронте безвозвратные потери советских войск составили 842 тысячи человек. Данные о потерях на Миус-фронте до середины 90-х годов ХХ века находились под грифом "секретно".

Благодаря энтузиастам-поисковикам, которые на протяжении нескольких десятков лет занимаются поиском и почётным перезахоронением солдат, с каждым годом обнаруживается всё больше и больше сведений о подвиге наших героев.

Автор произведения «Миус-фронт» – протоиерей Сергий Красников, настоятель храма Всех Русских Святых г. Ростова-на-Дону. Другие стихи автора читайте в рубрике «Тропами войны».

 

 

МИУС-ФРОНТ

 

Не позабудьте, люди, вспомните сегодня,

Как дав прорваться нам сквозь вражьего огня безумный шквал,

Тогда, пред днём Преображения Господня,

Нам Бог победу на Миусе даровал!

 

 

О, сколько бед сумел стерпеть народ наш русский!

Но как же мало знает мир про ту беду,

Что стала зваться в сорок первом «Фронт Миусский»,

А в сорок третьем заключилась в немоту!

 

О ней молчала долгих лет седая млечность,

Покуда было всем приказано молчать –

Про сотни тысяч унесённых фронтом в вечность!

Минуло время. С тайны сорвана печать.

 

Мы битв миусских роковые помним даты,

Вы нас искали и нашли-таки. Вот, мы…

Из праха поднятые русские солдаты, 

Доселе скрытые туманами войны.

 

Спасибо вам, что вы про нас не позабыли…

За годом год искали нас десятки лет.

Мы вам расскажем о миусской грозной были,

Коль нам дано теперь опять увидеть свет.

 

Война закончилась, давно бои утихли.

Нашли – читайте

наши письма, дневники.

Мы вам писали их, покуда не погибли,

Покрыв собою берега Миус-реки.

 

На этом тихом, мхом покрывшемся погосте,

Бескрайнем, скорбном, погрузившимся в покой,

Мы вам расскажем, как непрошенные гости

Пришли ордой крушить священный край донской.

 

На карте крови алой каплей обозначенная метка

Чрез Украину Хирэсгруппе Зюд* к Миусу привела

И началось… Проткнув клыками, въелись крепко

В донскую землю чужеродные тела.

 

Стальные крылья над землёй донской расправив,

Всё щепетильно, на германский свой манер,

Бетонных дзотов рядом с дотами поставив

По двадцать-тридцать на квадратный километр,

 

От Таганрога до самой Саур-Могилы

По-над Миус-рекой на правом берегу

Несокрушимые, как им казалось, силы

Расположив на окровавленном снегу,

 

В боях наточенными алчностью когтями

Впиваясь тщательно в седой Донецкий кряж,

Вплетать взялись они кровавыми руками

В природу русскую нерусский антураж.

 

Не позабыть земле донской, как эти руки,

Казачьи хаты разодрав на блиндажи,

Крошили жизни в жерновах кромешной вьюги,

Чтоб не осталось здесь, в округе, ни души.

 

Как износив свои парадные мундиры,

Солдаты проклятой, на свет восставшей тьмы,

Проворно прятались в подземные «квартиры»

От русской, кровью изукрашенной, зимы.

 

Во снах «За Дон» приняв заветные медали,

В морозной яви на миусских рубежах

Они гармоники губные ублажали,

Да пили шнапсы беззаботно в блиндажах.

 

В безумстве празднуя грядущую победу,

Да словоблудную через табак смакуя грязь,

В хмельном угаре, веря собственному бреду,

Смеялись, пели, над землёй донской глумясь.

 

А нам во окопах не пилось тогда, не пелось.

А нам кричалось (только б связки не порвать):

«Вам землю нашу, как того б вам ни хотелось,

В когтях железных всё равно не удержать!

 

Безумцу вашему – оратору – рассудок дым валгаллы

Затмив навек, соделал в памяти обрыв.

И вот, вы здесь. Зачем?

Зачем вы вновь, вандалы,

Пошли войной на Русь, былое позабыв?!

 

Не пить вам с Дона! Не пахать вам наших пашен!

Да, ныне в снег вмерзая, смерть вдыхаем мы́.

И кровью на́шей в эти дни Миус окрашен,

Но знайте – ваши дни давно уж сочтены.

 

О том воистину забыли вы напрасно,

Что испокон веков особенная стать

У нашей родины! Что смотрите вы властно?

Вам сладко Запад покорённый вспоминать?

 

Да только Запад-то – ошибочная проба.

Чем вам бравадиться, вступив на наш порог?

Тем, что «великая» надменная Европа

Легла смиренно под фашистский ваш сапог?!

 

Что вам цветы преподнесла, рукоплеская,

Пред вами головы послушливо склоня?

Но здесь – не Запад, господа! Здесь – Русь! Земля Донская.

Несокрушимая священная земля!»

 

Так нам кричалось. Только было нас не слышно

Тем, не израненным тогда, ещё живым,

Покуда проклятое огненное дышло

Не развернулось к ним сраженьем роковым.

 

Наевшись досыта огня, свинца и стали,

Мы всё бодрились: «Братцы, сдюжим как-нибудь!»

В окопах лёжа. Голодали, замерзали,

На Запад мысленно прокладывая путь.

 

Покуда смерть над нами крылья заносила,

Они не знали в свой и в наш предсмертный час,

Что за великая невидимая сила

Была в душе тогда у каждого из нас.

 

А мы молились

за Отчизну, за любимых,

И, уповая на Небесного Отца,

Клялись на братских свежевырытых могилах

Сражаться насмерть, до победного конца.

 

И, на судьбу свою нелёгкую не жалясь,

Чтоб гром войны над нашей Родиной утих,

Безумным флангом, в землю волей упираясь,

Бежали в бой с одной винтовкой на троих.

 

С молитвой в сердце лютой смерти в пасть бежали.

Да только всех ли жизни было ей сожрать,

Коль Бог был с нами! И взвилась, и задрожала,

И в страхе вспять оборотилась вражья рать.

 

Надменным, дерзким новым рыцарям тевтонским,

В объятьях августа бесславно довелось

Чрез нас предать степям истерзанным придонским

Свой гордый норов, всё своё… безумство, злость…

 

На этом тихом, мхом покрывшемся погосте,

Бескрайнем, скорбном, погрузившимся в покой,

Вы – долгожданные родные наши гости,

Потомки – тьме назло! – живой Руси святой,

 

Не позабудьте о призвании священном –

В прожилках сердца… там, где тенью бродит грусть,

Лелеять память не о суетном и тщетном,

Но о любви проливших кровь свою за Русь.

 

Ведь в том – залог побед грядущих, славы русской.

Пусть память грустью на сердца бросает тень.

Коль вам от нас о битве ведомо миусской,

В молитве вспомните о нас. Пусть в этот день

 

О наших славных боевых былых походах

Гремит победного салюта новый гром,

И на миусских русских доблестных высотах

О том, как бились мы за славный Тихий Дон,

 

Своим поведаете детям вы чрез годы.

Пусть вам о мире шепчут травы-ковыли,

Пускай прозрачными Миуса будут воды

Из века в век… не обагрёнными кровьми!

 

______________________________________________________________________________

*Группа армий «Юг» (нем. Heeresgruppe Süd) — группа немецких армий во Второй мировой войне. 

На начальном этапе операции «Барбаросса» (вторжение в СССР) данная группа вела наступление на южном

направлении – Львов, Киев, Севастополь, Одесса, Ростов-на-Дону.

 

Система комментирования SigComments