+7 (989) 516-75-06
Экспертная оценка детских товаров
Безопасно для детской психики
Прививает традиционные семейные ценности
Развивает творческий потенциал

Виктор Андронов: «Активных доноров в России меньше, чем космонавтов»

 

  • ФИО: Андронов Виктор Владимирович
  • Должность, регалии: почётный донор, занесённый в Книгу рекордов России; руководитель Общественного движения «Энергия жизни»; волонтёр; создатель петербургского тренда «Зарядка на Дворцовой площади»; организатор массовых флешмобов и всероссийских акций
  • Специализация: донорство, общественная деятельность, благотворительность
  • Жизненное кредо: «Меньше слов, больше дела».

 

 

«Чтобы войти в регистр доноров и спасти где-то своего генетического близнеца, необходимо сдать всего 9 мл крови. А генетический близнец есть у каждого из нас. И есть он у нас чаще всего именно в России, но родителям заболевшего лейкозом ребёнка приходится продавать квартиру, чтобы искать его за рубежом. Сама процедура пересадки костного мозга бесплатна, но поиск донора из-за сложной системы подбора, стоит миллионы», - подчеркивает почётный донор, занесённый в Книгу рекордов России; руководитель Общественного движения «Энергия жизни»; волонтёр; создатель петербургского бренда «Зарядка на Дворцовой площади»; организатор массовых флешмобов и всероссийских акций Виктор Владимирович Андронов. О счастливых моментах детства, о мечте юности стать последователем Жак-Ив Кусто, о лучших годах жизни на Северном флоте, о мужской трусости и о лайтовом экстриме с горящими углями и битым стеклом, о 30-летнем донорском стаже и о практическом патриотизме: «Родина – это не берёзки целовать, а помогать людям. Люди – это Родина. Если от твоей работы у кого-то жизнь стала лучше – это и есть патриотизм. Где родился, там и пригодился. Нет смысла бежать помогать футбольной команде, приехавшей из Мексики, когда в твоём доме умирает от голода какой-то старик».

 

 

- Какие ассоциации возникают у Вас при слове «детство»?

 

- Детский сад, наверное. А ещё вспоминаются эмоции безграничной радости, когда у меня родился младший братик; когда мы шли гулять не в наш ближайший сад, а в тот, который поближе к центру города; когда нажил первый заработанный рубль, сам купил маме букет, подарил и ощутил самостоятельность…

В большинстве своём радостные минуты детства у меня связаны, в первую очередь, с воспоминаниями о том, когда я что-то кому-то смог подарить.

 

 

- Как интересно! Ведь большинство взрослых людей вспоминают из детства наоборот счастливые моменты принятия подарков: «Мне подарили велосипед», «Мне купили большую куклу»…

 

- Да, мне всегда гораздо больше нравилось дарить, чем принимать. Наверное, потому, что я с раннего детства предпочитал действовать.

Помню, лет с пяти, когда у меня уже появились младшие брат и сестра, и я уже стал ощущать себя мужчиной, я всерьёз задался вопросом: почему люди радуются, глядя на что-то со стороны? Например, я очень любил играть в футбол, но мне было не понятно, зачем люди сидят и смотрят футбол по телевизору? У меня даже появился комплекс по поводу того, почему я не люблю смотреть футбол, как все мужчины. Тогда я собрал волю в кулак и решил посмотреть телевизионный матч от начала до конца. С тех пор и до сего дня у меня сформировалось чёткое понимание того, что смотрящий со стороны тратит своё время попусту. Наблюдая за чужой жизнью по телевизору, я допускаю, чтобы моя жизнь тратилась зря! Не вижу смысла.

 

 

Если ты выходишь на футбольное поле и участвуешь в игре – это часть твоей собственной жизни, но если ты лишь наблюдаешь футбол со стороны, то и твоя жизнь проходит, и в чужой ты не участвуешь.

Для меня это стало детским осознанием того, чего я точно не хочу. Чего хочу, я на тот момент ещё не понимал, но чего не хочу, твёрдо понял – быть наблюдателем со стороны.

 

 

- А кем Вы мечтали стать?

 

- Моим кумиром в младших классах был французский исследователь Мирового океана Жак-Ив Кусто, мне по его примеру хотелось стать акванавтом. Это при том, что плавать я не умел, да ещё и водобоязнь пронёс через всю жизнь (хотя в дальнейшем я служил на флоте, но водобоязнь так и не прошла).

Океана больше, чем суши на Земле, все люди зависят от воды, а исследователей Мирового океана крайне мало. Поэтому я и хотел пополнить их ряды.

 

 

- Почему же Вы не реализовали эту мечту?

 

- Мне кажется, что всё детское со временем развеивается. Это как игрушки, которые меняются. Например, мне в детстве, подарили богатырский набор – щит, меч и защиту для головы. Это вызывало во мне чувства воина, мне тогда, в 4 года, хотелось стать богатырём, но со временем я понял, что богатыри – это не особо актуально в современном мире, и по улице ходить с мечом и щитом не совсем верно.

Так и с профессией. Мне всегда удавалось быть реалистом. В 16 лет я, обучаясь в железнодорожном техникуме, получил первую специальность – помощника геодезиста, и одновременно стал главой семьи, после того, как отец от нас ушёл. Я уже, конечно, не думал про акванавтику и про то, чтобы пойти куда-то учиться на 10 лет. У меня появились чёткие задачи: до службы создать материальную базу для мамы, брата и сестры, чтобы они без меня не умерли от голода.

 

 

- Удалось?

 

- Да. Помню, даже со службы пару раз деньги семье присылал, когда у меня случалось повышение.

С 1984 по 1987 год я более трёх лет служил на Северном флоте и до сих пор считаю, что это - лучшие годы моей жизни. Тяжёлые, но лучшие!

 

 

- А многие ребята так боятся этого…

 

- В этом и состоит главная проблема мужчины, чем бы он по жизни ни занимался – мужская трусость. Женщина будет чувствовать себя женщиной, только если рядом - настоящий мужчина. Сложно чувствовать себя барышней, если рядом с тобой паренёк в колготках, который постоянно сплёвывает и который не в состоянии произнести связно 2-3 слова без мата.

Я каждый день делаю замечания людям, которые рядом со мной матерятся. Потому что я по телефону не могу говорить спокойно – рядом обязательно кто-то нецензурно выражается. Причём, если лет 15 назад нецензурная брань при женщине являлась поводом чуть ли не в драку вступить, то сейчас парни со своими же девушками говорят матом.

 

 

У современного мальчика задача номер один – до 27 лет сбегать от службы. Это стало национальной идеей: с экранов телевизоров говорят, что служба не нужна, что это вычеркнутые годы из жизни, покалеченная психика… Хотя сейчас ведь служить всего год! Это, кстати, само по себе уже извращённая модель службы, потому что за год воина не воспитаешь. Сейчас не из трёхлинейки стреляют. Я, когда служил, готовил торпеды, которые несли на себе ядерное оружие. В моей профессии туда матросов даже допускать было нельзя, этим должны были заниматься офицеры, но из-за нехватки кадров, этим занимался я, мой непосредственный начальник – капитан третьего ранга и главный инженер части – капитан второго ранга. Владели этим оружием, знали, как им управлять всего 5-6 человек. Как можно специалиста такого качества воспитать за год?! Вот и получается - вычеркнутый из жизни год. Хотя, может, в других подразделениях и проще.

Но ужасно даже само то, что мужчину вообще ставят перед выбором – служить или нет. Зарождается идея страха, которую человек потом проносит через всю жизнь. Хемингуэй сказал, и я с ним полностью согласен, что мужским характер становится в двух ситуациях: на военной службе или в тюремном заключении. Обязательно нужна какая-то жёсткая среда, которая позволяет протестировать – кто ты на самом деле. А у нас система тестов в принципе отпала. Хоть институт ГТО потихоньку стали возрождать. Потому что, если человек не может пробежать 10 км в 30 лет, то он и не узнает, что у него ноги слабенькие или сердце не так бьётся. А потом надо будет что-то экстренно сделать, человек побежит и помрёт. Обязательно должны быть какие-то тесты для человека.

 

 

Не зря раньше парня отправляли сначала на военную службу, а потом ещё и несколько раз отправляли на военные сборы.

Напрягает тенденция стирания граней между мужским и женским полом. Сильного пола сейчас почти нет. Да и слабого, в общем-то, тоже. Идёшь по улице, и не понятно: где мальчик, а где – девочка.

 

 

- К вопросу об испытаниях: Вы – любитель экстрима. Чем для Вас оправдан риск жизнью и здоровьем?

 

- В лайтовом варианте. Говорю, как практик: риска гораздо больше на улицах. Достаточно открыть поисковик в Интернете и увидеть, что больше всего погибает людей – на дорогах. Больше, чем в военных точках. Какой смысл бояться летать на самолёте, если это самый безопасный вид транспорта!

 

 

Или, например, многие люди боятся прыгать с парашютом. А ведь это гораздо менее опасно, чем многие виды спорта. К слову, самый травматичный спортивный снаряд – штанга.

Я осознанно не перехожу дорогу на красный свет, но также осознанно я хожу по горящим углям или битому стеклу – и травматизма при этом меньше, чем при перемещении по пешеходному переходу на зелёный свет. В ситуации с углями и стеклом – больше зависит от меня.

 

 

- С какой целью Вы это делаете?

 

- Для привлечения внимания. Никого не убедишь собраться на субботник, если не сделаешь это как-то креативно. Никого просто так не убедишь пойти и стать донором крови, но, если, например, разбить бутылку, пройтись по осколкам и остаться невредимым, демонстрируя здоровье после 30 лет донорского стажа, люди реагируют более живо.

Сложность в том, что из-за обилия лишней информации, очень сложно донести до людей жизненно важную.

 

 

К примеру, с чем, в первую очередь, у большинства людей ассоциируется праздник 9 мая? С парадом и «Бессмертным полком». Я случайно наткнулся на статистику и обнаружил, что на это в России было потрачено 72 млн рублей. А в Германии, например, выделили блокадникам материальную помощь на 60 млн, а одному из блокадников выделили квартиру в Питере. Почувствуйте разницу.

Печально, что 9 мая все бегут на «Бессмертный полк», а 10 мая, когда мы собирались помыть окна ветеранам, не могли найти 5 человек!

 

 

Открываешь ноутбук, и перед тобой выскакивает 50 новостей, начинающихся со слова «лекция». Само собой, отметаешь все 50 новостей и заостряешь внимание на той, в которой есть что-то необычное. Мы стараемся делать свои события необычными.

Например, в День театра мы собрали 350 человек и составили собой слово «Театр». Эта картинка была пульсирующей, заснятой с высоты птичьего полёта квадракоптером.  Вокруг нас собрались люди, и мы смогли донести до них полезную информацию. Рассказали о том, что первую букву нашего слова «Театр» составили родители особых деток из «Планеты особят» - люди, которые воспитывают детей-колясочников, но не остаются равнодушными к общественной деятельности, и, кстати, любят театр.

Такова статистика: изначально нужно заинтересовать 10 тысяч человек, чтобы 2 человека выбрали шаг в сторону доброго дела.

 

 

- А как Вы сами пришли к донорству? Что поспособствовало этому?

 

- Наверное, были генетические предпосылки. К нам в техникум просто приехала донорская машина, и студентам предложили сдать кровь. Это и правильно, потому что сложно ждать от человека 16-18 лет особой сознательности. В 16 лет мальчики думают, прежде всего, о девочках и о самоутверждении, которое подчас происходит с помощью курения и распития алкогольных напитков.

Для меня тогда донорская машина была, во-первых, шансом вкусно поесть, а во-вторых, мне дали 2 отгула и закрыли те прогулы, из-за которых могли не допустить к сессии. Эта мотивация и сейчас работает со многими людьми. И это не плохо. Я сам порой предлагаю ребятам отбросить тему того, что они сделают большое полезное дело, но предлагаю подумать о том, что, работая где-то за 500 рублей в смену, им гораздо выгоднее прийти и сдать кровь, получив те же деньги в качестве компенсации – на хорошее питание для восстановления сил. Плюс к этому получить 2 отгула. И в итоге всего этого спасти чью-то жизнь.

 

 

В чём ещё плюс донорства – это толчок к здоровому образу жизни: твоё здоровье проверяют, указывают на проблемы, ты стремишься их решить порой для того, чтобы просто стать донором, а потом не желаешь к ним возвращаться и хочешь продолжать здоровый образ жизни.

Примерно 30 % людей, пришедших на донорский пункт, «отсеиваются». Конечно, жаль, что у нас столько нездоровых людей, но зато они, узнав проблемы своего здоровья, задумаются о них и сохранят себе жизнь. А подлечившись, придя второй раз и став донором, они уже сохранят здоровье ещё кому-то.

Я сдаю кровь уже более 30 лет, порой по несколько литров в год. Но насколько больше я могу принести пользы, если приведу с собой на донорский пункт ещё десяток друзей!

 

 

- Донор – это не просто человек с хорошим здоровьем, это ведь и человек с определённым набором морально-нравственных качеств. Как минимум – неравнодушие…

 

- Слово «донор» для меня напрямую связано со словом «дарить». Наверное, не зря мне с самого детства приносило счастье не принимать, а именно дарить подарки. Видимо, на генетическом уровне и всплыло…

 

 

- Как, по Вашему мнению, воспитать в детях неравнодушие?

 

- Думаю, нужно его натурализировать. И не забивать детям головы лишней информацией.

Где ни прочтёшь – одни поучаствовали в такой-то лекции, другие – в таком-то съезде, третьи – побывали на конференции… А сделано-то что в итоге? Мне как-то предложили провести экологическую акцию на Дворцовой площади Питера, поскольку я там провожу зарядку. А чего там убирать-то? Давайте лучше пойдём и рощу от мусора очистим. К сожалению, эта подмена понятий сейчас повсеместна.

 

 

Люди живут в соцсетях. Меня тоже порой спрашивают, почему я там бываю так часто? А я в соцсетях работаю: каждая размещённая фотография – это средство привлечения к делу донорства. Но далеко не у всех так. Смысл теряется. И у детей это бежит впереди…. Яркий пример, как я уже говорил, 9 и 10 мая.

Вы можете представить себе, например, масштабную добровольческую активность в День защитника Отечества? На поздравлениях всё и заканчивается. А ведь защита нужна каждый день! С каждым годом всё большее количество бездомных людей замерзает на улицах городов просто от равнодушия прохожих. Люди стали абстрагироваться от реальных бед. Дежурная отговорка: «А, может, он пьяный!» А пьяный – не человек? Он – чей-то сын, муж, папа. Да, он плохо пахнет, и его сложно поднять, но он – живое существо! А у многих живое существо – это только котики, которыми увешаны странички в соцсетях. Если посмотреть в поисковике количество приютов для бездомных животных, то в Питере, например, их около 15, а для бездомных людей – один! И детей своих мы учим помогать котикам-собачкам, а мимо людей проходим…

 

 

Или ещё пример: наше поколение учили старшим помогать, старшим место уступать, а сейчас в метро заходит мама с мальчиком лет семи и стремится скорее его усадить на свободное сиденье, а сама рядом стоит. Если в 7 лет мальчик учится сидеть в присутствии женщины, то он и в 18 лет место ей не уступит. Поэтому сейчас повсеместно и слышно от молодёжи, что «бабкам делать нечего, вот они и шатаются в метро, занимают место, когда нам на работу ехать нужно или к экзаменам приходится готовиться стоя»...

 

 

- Да, к сожалению, это всё – к теме воспитания, к теме искажения ценностей, к теме патриотизма, которое остаётся лишь на уровне слова. А как Вы для себя толкуете слова «патриотизм», «благотворительность»?

 

- Я не считаю себя экспертом в этом вопросе. Существует тысячелетний опыт предыдущих поколений. Кто-то из великих сказал, что патриотизм – это любить Родину, а Родина – это не берёзки целовать, а помогать людям. Люди – это Родина.

Если от твоей работы у кого-то жизнь стала лучше – это и есть патриотизм. Где родился, там и пригодился. Нет смысла бежать помогать футбольной команде, приехавшей из Мексики, когда в твоём доме умирает от голода какой-то старик.

 

 

Сейчас, чтобы официально стать волонтёром, нужно пройти Школу волонтёров, получить книжку волонтёра, составить бизнес-план взаимодействия и пр. Я на секунду представил, как Тимур и его команда вдруг сели бы и начали составлять планы взаимодействий вместо того, чтобы дров нарубить…

Чтобы собрать субботник, теперь нужно пойти в комитет и согласовать действия. Вместо того, чтобы просто мусор пособирать, нужно ходить и выяснять… Совет начинающим – начните! Если долго готовиться, можно ничего и не сделать. Что, книжка волонтёра поможет крепче лопату держать, чтобы посадить дерево?

 

 

У нас была история в Международный день посадки леса. Под Питером была небольшая экологическая катастрофа – выгорел участок леса в районе Парашютной улицы. А ведь лесополоса рядом с шоссе выполняет функцию безопасности, из-за ветровых завихрений машина может перевернуться. Лесополоса вдоль шоссе обязательна. А она выгорела.

Мы кинули клич, что и бульдозером уже ямы выкопаны, и деревья привезены, осталось лишь собраться толпой и посадить лесополосу. И люди собрались, посадили настоящий лес! Не аллею, не рощу, а именно лес – насколько взор может охватить. И было это под проливным дождём. Даже телевизионщики не смогли заснять процесс, аппаратура не выдержала бы.

 

 

Так на месте выгоревшей пустыни образовался лес. Без участия государственных организаций и официальных волонтёров. Зато ребята из «Газпрома» приехали после работы, например. И мамочки с детьми – самая активная часть волонтёров. У меня даже фото сохранилось: молодая мамочка приехала на велосипеде с малышом в «кенгурятнике» за спиной и с семилетней дочкой на багажнике велосипеда. А от ближайшей станции метро минут 40 езды! Это те люди, которые ходят не с волонтёрскими книжками, а с лопатами в руках. Жаль, что как раз они волонтёрами официально и не считаются…

 

 

- Расскажите о своих планах на ближайшее будущее.

 

- 1 июня, в День защиты детей, мы проведём Всероссийскую донорскую акцию по привлечению в регистр доноров костного мозга. Цель нашей деятельности – уменьшение детской смертности.

5 тысяч детей ежегодно заболевают лейкозом, и почти всем из них после курсов химиотерапии нужен донор костного мозга – кроветворных клеток организма. Чтобы получить такого донора, наши дети не надеются на соотечественников, но только на иностранцев, потому что за рубежом более 30 млн человек состоят в регистре, т.е. готовы поделиться своими кроветворными клетками (в Германии, например, 8 млн таких человек), а у нас из 150 млн людей изъявили желание стать донорами только 95 тысяч.

 

 

Существует 4 группы крови и 2 резус-фактора. Т.е. каждый восьмой прохожий подходит вам по группе крови, и вы обоюдно можете друг другу помочь при необходимости. Совпадение донорских кроветворных клеток очень сложно – одно к 10 тысячам. В настоящий момент доноров в России настолько мало, что они могут помочь всего 10 детям. А детей каждый год, как я уже сказал, заболевает около 5 тысяч…

Костный мозг – это один из компонентов крови, его берут точно так же, как при обычной сдаче анализа крови. Череп или спину препарировать для этого не нужно!

 

 

Чтобы войти в регистр доноров и спасти где-то своего генетического близнеца, необходимо сдать всего 9 мл крови. А генетический близнец есть у каждого из нас. И есть он у нас чаще всего именно в России, но родителям заболевшего лейкозом ребёнка приходится продавать квартиру, чтобы искать его за рубежом. Сама процедура пересадки костного мозга бесплатна, но поиск донора из-за сложной системы подбора, стоит миллионы.

А что делать редким национальностям – например, девочке из Ханты-Мансийска или мальчику из Чукотки? Они не найдут себе генетического близнеца ни в Германии, ни в Испании. А у нас таких национальностей в стране много, и генетических близнецов тоже.

 

 

«Русфонд» создал регистр доноров костного мозга. Каждый желающий на всю жизнь может стать «спящим агентом добра»: если с твоим генетическим двойником случается беда, только ты ему можешь помочь. Но в любой момент ты, конечно, можешь отказаться от донорства. Например, в случае беременности, или если у самого донора возникли проблемы со здоровьем.

Зато есть хотя бы надежда на спасение чьей-то жизни! Скажу честно: лично я не готов продать свою квартиру, чтобы пожертвовать кому-то несколько миллионов на благотворительность. Но зато я могу своими кроветворными клетками сэкономить эти миллионы. Это не страшно и безопасно!

 

 

В числе моих знакомых среди 500 человек случилось сразу 5 трансплантаций клеток! Эти показатели в сто раз эффективнее мировой практики, и, безусловно, греют мне душу.

Как жаль, что активных доноров в России всего 290 человек - меньше, чем космонавтов…

 

Система комментирования SigComments