+7 (989) 516-75-06
Экспертная оценка детских товаров
Безопасно для детской психики
Прививает традиционные семейные ценности
Развивает творческий потенциал

Галина Пивоварова: «Мне довелось родиться вундеркиндом»

 

  • ФИО: Пивоварова Галина Робертовна
  • Должность, регалии: директор Региональной общественной организации «Центр содействия социально-культурному, творческому и спортивно-оздоровительному развитию «Нестор», награждена нагрудным знаком Правительства Санкт-Петербурга «За милосердие»
  • Специализация: общественная деятельность
  • Жизненное кредо: «Каждый миг - подаренное чудо для того, кто верит в чудеса».

 

 

«Всё моё детство, сколько я себя помню, я была погружена в мир книг. Читать я научилась в 3 года. В 6 лет я прочла «Трёх мушкетёров» Александра Дюма, а когда пошла в школу, уже бегло читала, считала и знала много английских слов, - рассказывает директор Региональной общественной организации «Центр содействия социально-культурному, творческому и спортивно-оздоровительному развитию «Нестор» Галина Робертовна Пивоварова, - свои уроки я делала за 5 минут, а потом ещё делала уроки за подругу старше меня на пару лет. Учёба мне всегда была интересна. Это была какая-то сумасшедшая тяга к знаниям, которая сохранилась и по сей день. А тогда в юности я с ненасытной жаждой впитывала в себя историю, литературу, географию, математику и физику, и, конечно, языки. Я так хотела учиться, что убедила приёмную комиссию Государственных курсов английского языка для взрослых принять меня на обучение в 14-летнем возрасте. В 16 лет я стала активно заниматься спортом – меня очень увлекли восточные боевые искусства, и эту увлеченность я так и пронесла через всю жизнь. В 33 года, причитав книгу митрополита Антония Сурожского, я осознанно вошла в Церковь. Ну, и как обычно, снова пошла учиться, теперь уже богословским наукам». И по сей день Галина с лёгкостью и с радостью погружается в любое новое дело, лишь бы оно было добрым и полезным. «Очень важно найти свой путь, своё призвание, - говорит Галина Пивоварова. – Как сказал Харуки Мураками: «Профессия изначально должна быть актом любви. И никак не браком по расчёту. И пока не поздно, не забывайте о том, что дело всей жизни — это не дело, а жизнь». Я много общаюсь с людьми и вижу, что многие и к 30 годам ещё не могут определиться. Нужно искать и нужно любить то, что ты делаешь, и делать то, что ты любишь. А твой успех должен прийти, как закономерный, но не ожидаемый результат того, чему ты посвятил свою жизнь».

 

 

- Каким было Ваше детство и какие яркие воспоминания оно оставило?

 

- В детстве я была довольно закрытым и абсолютно книжным ребёнком. Мир книг меня интересовал гораздо больше окружающего мира. Тот мир был богаче, ярче, насыщенней. Там были истории о героях, битвах и приключениях. И мы помним слова Владимира Высоцкого о том, что если в жизни, столкнувшись с несправедливостью, насилием и злом, ты не отступил, то «значит нужные книги ты в детстве читал».

 

 

- Мир сверстников, наверное, был Вам не интересен?

 

- У меня была лучшая подруга. Она была из семьи художников-архитекторов, прекрасно рисовала, писала стихи и рассказы, была очень талантлива! Вдвоём нам было интересно. Других одноклассников я, честно сказать, не помню.

Учились мы с подругой легко и весело. Нас всё увлекало, всё было интересно.

 

 

- Как одноклассники реагировали на Вас? Недолюбливали или уважали?

 

- Нормально реагировали. Дело в том, что во времена моего обучения в школе совсем бестолковых детей-то почти и не было. Подавляющее большинство детей учились нормально, или, по крайней мере, стремились учиться. Своих сверстников я совсем не помню в силу того, что я с ними почти не общалась. Они меня как-то не интересовали. В детстве и юности я скорее была интровертом. Сейчас, конечно, сложно это представить, ведь я занимаюсь общественной деятельностью, общаюсь со множеством людей, и я уже давно превратилась в переделанного экстраверта.

 

 

- А помимо книг у Вас были какие-то интересы, увлечения?

 

- Я очень любила английский язык. Я училась в обычной школе, поэтому родители, увидев мои способности к языку, стали дополнительно водить меня к учителям английского. Несколько учителей передали меня друг другу, говоря о том, что им нечему больше меня учить. И когда мне было 14 лет, я очень захотела поступить на Государственные курсы английского языка. Туда поступали только взрослые – чаще всего по направлению от предприятия. Это были очень серьёзные двухгодичные курсы: занятия проходили три раза в неделю, с 15 часов до 21 часа. Кроме того, на дом задавали очень много уроков. Полный курс английского - как в институте. Преподавали отдельно устный перевод, отдельно - письменный, историю Англии и много других дисциплин. И всё – на английском языке. Через 2 года выпускники этих курсов получали официальный диплом.

 

 

Пришла я на эти курсы и попросила комиссию, чтобы они меня приняли. Мне ответили, что принимают только взрослых. Но я как-то упросила. Мое радостное и настойчивое стремление, видимо, смягчило комиссию. Мои родители давали мне много любви. А когда детей в семье любят, доверяют им, то дети вырастают очень открытыми, спокойными, позитивными. В итоге члены приёмной комиссии посмотрели на мои горящие глаза и взяли на курсы! Самое интересное, что я и подружку свою сумела записать вместе с собой. Уверена, что принимающие нас никогда об этом не пожалели, потому что в итоге мы лучше всех учились и блестяще окончили курсы.

 

 

- Как же Вы избирали для себя профессию?

 

- Мне было очень сложно остановить свой выбор на чём-то одном. Сначала, я думала поступать в Политехнический университет на программиста. Мне были интересны компьютерные технологии. Но тут возник нюанс: поскольку я с трёх лет начала читать и читала много, зрение у меня было плохим, к 10 классу у меня было плюс шесть, это когда ты видишь людей, как деревья.

 

 

Проучившись два года на подготовительных курсах (параллельно с учёбой в школе), я услышала «вердикт» специалистов о том, что мне никак нельзя профессионально заниматься компьютерами, потому что я просто ослепну. Тогда я расстроилась. Но сейчас рада, что всё сложилось именно так.

 

 

В итоге я поступила на свою любимую филологию, на английский язык в ГУКИ (Санкт-Петербургский государственный университет культуры и искусств).

Моя специальность «Технические переводы» и стремление к познанию всего в жизни мне очень пригодились: я переводила медицинскую, юридическую, философскую, техническую и многую другую литературу.

 

 

Помню, однажды со мной произошёл забавный случай: летом я сидела в парке с ноутбуком и переводила староанглийскую литературу. Ко мне подошла моя подруга – переводчик и преподаватель одного из вузов, заглянула ко мне в ноутбук и с искренним изумлением спросила: «Ты что понимаешь, что там написано?». Я рассмеялась.

В студенческие годы я не раз ходила писать сочинения за своих друзей на вступительных письменных экзаменах в институты. Поскольку раньше сдавали по сто человек в огромных аудиториях: написали, сдали листочки и вышли – никто особо не следил, кто есть кто. А у друзей было гарантированное «5».

 

 

- А путь в профессию каким у Вас был?

 

- Годы в институте были не простыми: я одновременно училась и работала. А были это лихие 90-е… Стали появляться совместные предприятия, организованные иностранцами. Я работала сначала в одной иностранной компании, затем в другой. Переводила книги – это тоже давало небольшой доход.

На первом или втором курсе института я даже поработала немного в чисто английском казино. Интересный опыт! Там собралась студенческая элита – каждый знал минимум два иностранных языка, все были начитанные и очень образованные. Англичане были воспитанные, интеллигентные люди, но гораздо ниже нас, российских студентов, по уровню образования. Нас обучали счёту на таком виртуозном уровне, когда ты в уме можешь быстро умножать трёхзначные числа. Это была постоянная гимнастика для ума: лишь посмотришь на цифры, и уже всё посчитал.

 

 

Часто я сопровождала различные делегации – была не только переводчиком, но ещё и экскурсоводом, рассказывала о памятниках и достопримечательностях города. 

Одно время я работала коммерческим директором крупного кондитерского предприятия. И привёл меня туда тоже английский! Дело было так: меня пригласили на переговоры со швейцарской компанией, речь шла о закупке ингредиентов для кондитерского производства. Дней пять я ездила с представителями компании, сопровождала их на презентациях и в культурной программе. Когда переговоры закончились, представители компании сказали, что готовы поставлять необходимые ингредиенты, но только если я стану директором этого направления. Вот это поворот! Так я возглавила направление экспорта-импорта и закупок за рубежом. И мне и здесь было интересно.

 

 

- К вере Вас тоже привёл интерес?

 

- Когда мне было 33 года, я прочла книгу известного английского богослова русского происхождения - митрополита Антония Сурожского. Эта книга меня впечатлила настолько, что я по-настоящему серьёзно переступила порог Церкви.

Моя подружка, которая уже до этого долгое время ходила в храм, сказала, что мне нужно найти духовника - того священника, который будет по сердцу. Я, как человек ответственный и решительный, пришла в храм, увидела семь священников и тут же выбрала для себя одного из них, решив, что это и будет мой духовник. Им оказался руководитель Отдела религиозного образования и просвещения Санкт-Петербургской епархии – отец Александр Зелененко. Батюшка сразу направил меня учиться на Свято-Иоанновские богословско-педагогические курсы. Так я снова стала студенткой на 4 года, которые были, наверное, самыми интересными в моей жизни. Потрясающе увлекательное время! Когда учишься уже в сознательном возрасте, это вдвойне интереснее. Лучшие преподаватели петербургских вузов, и новый взгляд на уже, казалось бы, известные вещи.

Когда я окончила курсы, то осталась работать при Отделе образования, совмещая эту должность со светской работой.

 

 

- Как возникла в Вашей жизни общественная деятельность?

 

- Она и возникла как раз из моей деятельности в Церкви. Потому что, когда ты начинаешь погружаться в церковный мир, то видишь, как много там направлено на социальное служение. С этого и началось: я увидела, как заботятся о пожилых, о сиротах, о малоимущих, об одиноких…

Конечно, пока я занималась учебной работой в Отделе образования, то моя деятельность в основном была связана именно с образованием.

 

 

Потом я познакомилась с Обществом православных врачей и их руководителем, протоиереем Сергием Филимоновым. Он – профессор, доктор медицинских наук, до сих пор является оперирующим хирургом, преподавателем. Удивительный батюшка, воплотивший в себе идеал врача и священника, который показал нам святитель Лука Войно-Ясенецкий. В Обществе православных врачей трудятся очень грамотные специалисты, большинство имеют учёную степень. И все они оказывают консультации совершенно бескорыстно, ничего за это не получая, - служат людям ради Христа.

Вспомнился забавный случай. Однажды на совещании в одном из Комитетов отец Сергий восторженно рассказывал чиновникам о деятельности Общества православных врачей. После его пламенной речи один чиновник спросил: «Сергей Владимирович, я вот только одного не понял: а зачем ваши врачи это делают?». Батюшка воскликнул: «Ну, как же, это ведь они ради Христа!». Чиновник, оторопело глядя на отца Сергия, неуверенно спросил: «Ради чего?».

Вместе с отцом Сергием я прослужила несколько лет и всегда восхищалась его искренней верой и преданностью своему служению людям.

 

 

Тогда началось строительство Дома Милосердия, и мне приходилось общаться с различными структурами: Комитетом по строительству, Комитетом по градостроительству и архитектуре, Комитетом по социальной политике, Комитетом по здравоохранению и проч. Это был новый опыт для меня, и я взялась за дело со всем присущим мне энтузиазмом.

Потом я перешла в Отдел по социальному служению. Одновременно стала директором общественной организации. Вот так и началось мое общественное служение, как говорят в Церкви.

Меня всегда окружали идейные люди, и вместе мы воплощали наши идеи в жизнь. А их было немало – в сфере социальной, культурной, спортивной и творческой.

 

 

- У Вас сейчас много людей находится в подчинении?

 

- Если мы говорим о тех, кто не просто трудится на добровольных началах (а таких много!), а именно о тех, кто работает в Центре на зарплате, то постоянный костяк – это человек 15.

 

 

- Каково Вам быть над ними руководителем? При том, что Вы - невероятно располагающий к дружбе человек…

 

- Честно скажу: руководитель-то из меня не очень хороший. В том смысле, что нормальные руководители – это деспоты. У таких всё под контролем. А я, как Вы правильно заметили, скорее друг. Жёсткость – это не моё.

Если что-то идет не так, то я готова сама подхватить любую работу, благо опыта в моей жизни было много и навыков, соответственно, сформировалось тоже немало - от дизайна и компьютера до бухгалтерии. Но, конечно, я физически не могу заниматься всем одна. Но, повторюсь, в экстренных ситуациях, я за каждого могу выполнить его функцию.

 

 

Слава Богу, что меня окружают мои соратники – профессионалы своего дела. А команда у нас сложилась просто замечательная! Самодисциплинированные люди, которые несут ответственность за свои поступки. Я могу попросить их о чём-то и забыть, зная, что они всё сделают, как надо.

 

 

- В чём для Вас заключаются радости и сложности Вашей профессии?

 

- Поскольку я сама – идейный человек, меня и окружают идейные люди. Это - большая радость. Да и вообще то, что Господь позволяет мне заниматься тем, что мне действительно нравится – это счастье!

Как я уже говорила, я очень люблю учиться, люблю слушать лекции, изучать что-то новое, мне всё интересно, и я с радостью погружаюсь в новое дело!

 

 

Я очень ценю профессионализм в людях. И дисциплинированность. Мы с братом с самого детства привыкли к самодисциплине. Родители почти не ходили на наши школьные собрания и не проверяли дневники – это было просто не нужно. Мама приходила раз в год на собрание, ей начинали рассказывать, какие у неё талантливые дети, и мама понимала, что всё по-прежнему в порядке.

Кстати, в дальнейшем укрепиться в дисциплине мне помог спорт. Им я начала серьёзно заниматься с 16 лет. До этого возраста я была достаточно болезненным ребёнком, постоянно схватывала то одну простуду, то другую. Мама очень боялась за меня, чтобы ещё хуже не было, поэтому никаких спортивных секций в моем детстве не было, едва ли на школьную физкультуру ходила. Хотя всё, что полагалось по возрасту в физическом плане, я умела, потому что мой папа был спортивным. А в 16 лет меня вдруг очень увлекли восточные боевые искусства. Занималась спортом я так же, как и училась – с полным погружением, тренировки часто по 8 часов в день. Не потому, что меня заставляли, а просто у меня всегда было много энергии. С тех пор я всю жизнь и продолжаю тренироваться каждый день. И как один из результатов – я почти никогда не болею. Даже не могу вспомнить, когда я болела в последний раз – года три назад, наверное…

 

 

Спорт мне всегда в жизни очень помогал. Даже в общественной деятельности. Например, поехали мы помогать какому-нибудь детскому дому, делать ремонт или окна мыть на каком-нибудь третьем этаже – я всегда говорю: «Ребята, не лезьте, лучше давайте я сделаю! Со мной точно ничего не случится».

Выбирая боевые искусства, мы выбираем путь изменения себя. Мы тренируемся не для того, чтобы стать сильнее кого-то, но чтобы изменить себя. Стать сильнее, добрее, честнее, заботиться о близких, помогать людям. И если мои навыки, приобретенные на тренировках, в какой-то момент позволяли сохранить здоровье, а может, и жизнь, - это замечательно. Но не это главное. Главное - стать лучше самому! 

 

 

Практика боевых искусств - это постоянный процесс развития. Дисциплина, постоянство, воля - обязательные условия практики. Человек обретает настоящую свободу, когда он побеждает себя. Свою немощь, свою лень, свою инертность и самопотакание. 
Самая большая награда за тяжелый труд — это не то, что человек за него получает, а то, кем он становится в процессе этой работы. Спорт делает нас сильнее. 


Чувство маленькой победы над собой наполняет смыслом каждый глоток жизни. Силы, обретенные в зале, дают возможность качественно изменить свою жизнь вне зала. Спорт даёт нам инструмент познания себя и мира вокруг. Как говорил один мастер: «Если вы занимаетесь традиционной школой, а в вашей жизни бардак, вы занимаетесь чем-то другим, но не традиционной школой». Лучше не скажешь! Всякое бывало. Но даже в самые непростые периоды жизни именно тренировки, поддержка друзей и наставников помогала вновь вставать на рельсы. Все, что мы делаем в жизни - это кунг-фу, то есть стремление к совершенству через упорный труд.

 

 

Знаете, я всё время благодарю Бога, что Он окружает меня интересными людьми. Я всегда восхищалась талантами других людей. Спокойно, без зависти. Ведь и мне Господь дал немало. Так, я с детства смотрела на свою подругу и восхищалась тому, что она пишет стихи талантливее меня. И рисовала она лучше, изысканнее. У меня всегда это вызывало не зависть, а именно восхищение. То же самое в спорте: я ведь пришла поздно, смотрела на других и пыталась повторить, желая дотянуться до уровня того, кто делает мастерски.

И преподаватели у меня были все потрясающие, мне всегда хотелось на них равняться. Сейчас в молодёжной среде, к сожалению, бытует мнение, что нужно смотреть лишь на себя, не равняться ни на какие авторитеты. Да как так?! Обязательно нужно иметь перед глазами авторитет, какой-то идеал, и их может быть много. Только вот они обязательно должны быть не на уровне низкопробных «звёзд» эстрады, а высокими и по-настоящему содержательными.

 

 

Нужно во всём стараться черпать лучшее. На Пушкина, например, можно равняться, как на талантливейшего поэта, но не нужно копировать его жизнь. А сколько удивительных людей было в истории Церкви! Вот уж где настоящие столпы, люди, которым можно подражать и в жизни, и в служении - образцы. А если человеку не к чему и не к кому тянуться, то ничего из него хорошего не получится.

 

 

- Как, по Вашему мнению, найти в жизни своё призвание?

 

- Действительно, призвание найти крайне важно! Я много общаюсь с молодёжью и вижу, что многие и к 30 годам ещё не могут определиться.

Нужно искать. Потому что человек, который не любит свою работу, выполняет её, зачастую, плохо.

Меня очень радует, когда, например, приходишь в магазин сотовых телефонов, а тебя встречает человек, который не только разбирается в технике, но и любит своё дело. Или, например, я знаю одного блогера, у которого свой канал на YouTube, он хорошо зарабатывает, и к нему идёт с вопросами молодёжь. Так вот, он говорит, что, если бы он создавал канал именно с целью заработка, то ничего бы у него не получилось.  У него техническое образование, он очень любит гаджеты, поэтому начинал с желания поделиться своими знаниями с людьми. И лишь со временем это стало приносить доход, но это – побочный результат. Приятный, но побочный... Об этом же говорил и Виктор Франкл: «Твой успех должен прийти, как закономерный, но не ожидаемый тобою результат того, чему ты посвятил жизнь».

 

 

Нужно стараться заниматься тем, чем «горишь». Конечно, сейчас многие хотят именно творческой реализации, поэтому всплывает извечный вопрос: «А кто работать-то будет?». В нетворческих профессиях тоже нужны грамотные специалисты. Мне, например, очень сложно найти человека, который хорошо бы одновременно понимал в бухгалтерии, умел бы писать гранты, оформлять субсидии и проч.  Нужно знать много нюансов, которые известны лишь тому, кто в теме. Но никто не хочет особо этим заниматься. Многое приходится делать самой. Но я не жалуюсь, наоборот - честно признаться, я на этом отдыхаю: ежедневная бурная активность сменяется вдруг сидением за документацией, сметами, текстами – это хорошо! В общем, надо любить своё дело.

А для этого нужно его найти, а для этого – многим интересоваться, а для этого – учиться! Если человек ничего не познаёт, ничему не учится, бестолково провёл 10 лет школьной жизни, и его там совсем ничего не увлекло, из него мало что получится дальше. Не в обиду. Чтобы стать тем же спортсменом, хотя бы физкультура в школе должна интересовать. Или руками нужно что-то талантливо делать на уроках технологии. Это если с точными и гуманитарными науками не задалось.

 

 

Если базовое образование у человека плохое, то тяжело двигаться дальше – на чём стоять? Базы нет. Придётся всё изобретать заново. К сожалению, я часто вижу людей, которые «провалились» в образовании, и им очень тяжело в жизни. Им сложными кажутся элементарные вещи. Они порой приходят ко мне с простейшими вопросами, я хоть и не работала в этой сфере, но владею информацией, потому что у меня достаточно хорошее образование, кругозор и опыт. Мне таких ребят искренне жалко, ведь им так тяжело жить! На них стремятся нажиться те, кто лучше разбирается в той или иной теме.

Важно знать: чтобы себя понять, нужно много читать. На своём опыте ничего не построишь. Это то же самое, как заново изобретать велосипед. Его уже изобрели. Так возьми лучшее из прошлого и создай прекрасное в настоящем!

 

Система комментирования SigComments