+7 (989) 516-75-06
Экспертная оценка детских товаров
Безопасно для детской психики
Прививает традиционные семейные ценности
Развивает творческий потенциал

Артём Дервоед: «С музыкой нужны личные отношения»

 

«По итогам прослушивания родителям сказали, что у меня нет ни слуха, ни голоса, ни чувства ритма, и что мне не нужно заниматься музыкой. Родители озвучили мне этот вердикт, но мне было не важно, что про меня сказали - я очень хотел научиться играть на гитаре: не приняли здесь, значит, нужно пойти учиться в другое место!» - вспоминает лауреат всероссийских и международных конкурсов, старший преподаватель Российской академии музыки им. Гнесиных, известный гитарист Артём Владимирович Дервоед. Гитара, по словам нашего героя, стала его продолжением, способом общения с миром, с публикой, способом выразить свои эмоции, чувства, переживания: «Музыка – волшебство, ведь она существует лишь в момент звучания. Этим она и уникальна». О глубокой любви к музыке; об «обычном советском детстве», о скитаниях по разным музыкальным школам, о первых детских подвигах ради гитары; о победе в престижном конкурсе имени Микеле Питталуги в Италии; о первой записи на одном из престижнейших лейблов классической музыки Naxos, о большом концертном турне по Италии; о самолётах, поездах, гостиницах, дорогах и прочих чертах гастрольной жизни известных музыкантов; о нелегком труде и об отношении к своему делу; о пути к своему призванию – об этом и многом другом – в нашем материале.

 

 

- Расскажите о своём детстве, о родителях, о воспитании…

 

- У меня было обычное советское детство. Первые 7 лет моей жизни прошли на юге России, в тёплом Ростове-на-Дону.

Родился я в интеллигентной семье: моя мама – историк, папа – биохимик.

 

 

- Чем были наполнены Ваши детские будни?

 

- Большую часть времени я находился дома, играл сам с собой в игрушки. Хоть у меня и есть старший брат, но разница в возрасте в 10 лет дала о себе знать – ему было уже не интересно со мной играть.

 

 

- А друзей у Вас не было?

 

- Друзей у меня особо не было. Как-то так повелось, что у меня, например, абсолютно не сложились отношения с детским садом. Общество меня не принимало. Отношения с воспитателем не заладились. Через 2 недели родители приняли решение забрать меня из детского сада.

Маме пришлось уйти с работы – из школы, в которой она преподавала историю, чтобы «сидеть» со мной. А я рос таким ребёнком, с которым не нужно было «сидеть»: я сам себя развлекал, и мне было абсолютно комфортно.

 

 

- Во что больше всего любили играть в детстве?

- Мне нравились индейцы и ковбои. На Новый год я наряжался попеременно то в ковбоя, то в индейца. Строил себе вигвамы и разворачивал интереснейшие сюжеты.

 

 

- Кем Вы мечтали стать?

 

- Я хотел стать либо переводчиком, либо адвокатом. Наверное, я в своё время прочитал какую-то интересную книжку, и «загорелся». С 5 лет я занимался английским языком, мне нравилось.

Кстати, я уверен, что, если бы захотел, то я действительно неплохо бы развился и в той, и в другой областях.

Но в моей жизни появилась музыка, и, когда я узнал, что существует такая профессия – музыкант, что можно заниматься своим любимым делом и при этом зарабатывать, я понял, что это – самый лучший вариант в жизни.

 

 

- Как в Вашей жизни возникла музыка?

 

- Профессиональных музыкантов у нас в роду не было. Родители в своё время учились в музыкальной школе, брат мой мечтал научиться играть на фортепиано, но не сложилось, а я почему-то всегда хотел научиться играть на гитаре.

Когда мне было 6 лет, брат, которому на тот момент было уже 16 лет, принёс однажды домой гитару, чтобы разучить на ней какие-то модные песни. Когда мне, наконец, разрешили прикоснуться к этому инструменту, я испытал невероятное чувство благости и в тот же вечер попросил родителей отвести меня в музыкальную школу.

 

 

- Легко поступили?

 

- Что интересно: по итогам прослушивания родителям сказали, что у меня нет ни слуха, ни голоса, ни чувства ритма, и что мне не нужно заниматься музыкой. Родители озвучили мне этот вердикт, но мне было не важно, что про меня сказали – я очень хотел научиться играть на гитаре: не приняли здесь, значит, нужно пойти учиться в другое место!

Как раз то время совпало с моим поступлением в первый класс в общеобразовательную школу. Оказалось, что в ней есть кружок гитары, куда меня приняли без прослушивания, поскольку принимали всех желающих. Так я начал обучение.

 

 

Гитара там была только семиструнная. На тот момент я не знал, что существует много разновидностей гитар. Отучился я год, и моему папе предложили работу в Подмосковье. Мы всей семьёй переехали. В маленьком городке Электрогорске не было класса гитары. Около года я не занимался в музыкальной школе – а это довольно большой перерыв.

Важно отметить, что перед тем, как мы переехали, мой педагог по семиструнке сказал родителям, что мне нельзя бросать занятия, потому что у меня хорошо получается. Эта мысль не давала родителям покоя, и в итоге папа всё же нашёл возможность продолжить мое обучение гитаре, но в другом городе – Орехово-Зуево. Было два сомнительных момента: во-первых, гитара там была шестиструнная, а, во-вторых, нужно было регулярно ездить в другой город. Я подумал и решил: пусть будет шестиструнная в другом городе, буду ездить. Так, я научился играть на шестиструнке.

А потом жизнь меня забросила в одну из московских музыкальных школ, затем я учился несколько лет в частной музшколе «Юные дарования» для талантливых детей, но, честно говоря, я так и не окончил ни одну из музыкальных школ. Поступил в Музыкальный колледж МГИМ им. А.Г. Шнитке.

 

 

- А когда именно Вы осознали, что хотите связать свой профессиональный путь с гитарой? Не просто играть для души, а именно выбрать гитару, как профессию…

 

- Наверное, уже в Москве, лет в 11. И родители всегда меня поддерживали. Наверное, потому что они видели, как у меня получается, и знали, что это - настоящий труд, поэтому считали своим долгом поддержать меня. Большое им за это спасибо, мне это очень помогло!

 

 

- Какой была Ваша дорога в профессию?

 

- После колледжа я поступил в Российскую академию музыки имени Гнесиных. Параллельно с этим я 4 лета подряд обучался в летней музыкальной академии Киджиана в Италии. После этого ещё 3 года я учился в Германии.

 

 

- А как Вы пришли к преподаванию?

 

- В какой-то момент я, как и многие студенты, пришёл к тому, что нужно параллельно с учёбой зарабатывать на жизнь.

У меня за спиной уже были конкурсы, концерты, на которые меня регулярно приглашали. Сначала я преподавал в Британской международной школе – вёл кружок гитары. Когда я окончил академию Гнесиных, мне предложили место в Институте культуры в Химках, где я проработал достаточно долго. А в 2011 году мне уже предложили преподавать в академии Гнесиных, где я и по сей день работаю. Помимо этого, конечно, существуют частные мастер-классы, уроки, но времени на них остаётся всё меньше.

 

 

- Каково это – быть молодым педагогом? Возраст когда-либо был препятствием в общении со студентами?

 

- Было забавно, что некоторые студенты всего на пару лет меня младше. Но у меня к тому времени уже был определённый авторитет в гитарных кругах, поэтому со студентами проблем никогда не возникало: мы вместе с ними проходили эту работу, вместе были ею увлечены.

 

 

- Чему самому главному Вы старались и стараетесь научить своих студентов?

 

- Быть самостоятельными, уметь думать, анализировать, понимать, интерпретировать и транслировать. Самим, без «костылей», без сторонних советов. С музыкой нужны личные отношения.

 

 

- По Вашему мнению, музыкантами рождаются или становятся?

 

- Талант либо есть, либо его нет. Приобрести талант невозможно, но развивать его можно и нужно.

Если развивать талант, то можно очень многого добиться. Без таланта, конечно, тоже можно развиваться. Но до определённого момента – наступит личный «потолок».

 

 

- В Вашей жизни было очень много всевозможных музыкальных конкурсов. Какой из них самый запоминающийся?

 

- Наверное, конкурс имени Микеле Питталуги в Италии – один из самых престижных конкурсов в мире.

Тогда я был совсем неизвестным гитаристом из Москвы. Помню момент объявления результатов: стою и боюсь дышать… Третья премия – не моё имя, вторая премия – не моё имя, первая премия – я понимаю, что или всё, или ничего. Многие ребята начали меня поздравлять, а я всё не мог поверить и хотел услышать своё имя. Когда я его, наконец, услышал, то счастью не было предела. Очень запоминающийся момент. Из никого – на пьедестале…

 

 

- Что дал Вам этот конкурс?

 

- Очень многое. Во-первых, моё имя приобрело международную узнаваемость. Конечно же, дальше это должно подтверждаться годами труда, но, по крайней мере, какие-то новые двери для меня это тогда открыло.

Во-вторых, состоялась моя первая запись на одном из престижнейших лейблов классической музыки Naxos. Продюсер Naxos был в жюри конкурса, и по итогам решил преподнести мне такую премию. Кстати, с тех пор все победители конкурса имени Микеле Питталуги записывают диск на этой студии.

В-третьих, у меня было большое концертное турне по Италии – прекрасный опыт!

 

 

- Гитара в Ваших руках, будто оживает! Как Вы осуществляете это волшебство?

 

- Это невозможно объяснить… Вероятно, дело в отношении к своему делу, к инструменту.

Спустя столько лет гитара стала продолжением меня, моим способом общения с миром, с публикой, моим способом выразить свои эмоции, чувства, переживания. Для меня гитара – это маленький оркестр.

Музыка – это и есть волшебство, ведь она существует лишь в момент звучания. Этим она и уникальна.

 

 

- Сейчас Вас уже невозможно представить без гитары, но если рассуждать гипотетически: если не гитара, то какой инструмент Вы бы выбрали?

 

- Симфонический оркестр, конечно же!

 

 

- В чём Вы черпаете вдохновение?

 

- В природе. Я очень люблю гулять по лесу, собирать грибы. Люблю ухаживать за растениями в своей усадьбе – у меня есть загородный дом в лесу, я там сажаю деревья, ухаживаю за ними.

 

 

- Каковы для Вас радости и сложности профессии?

 

- Радость, в первую очередь, от соприкосновения с великой музыкой. Это ещё один источник вдохновения. Например, вчера я выступал на сцене концертного зала имени Чайковского в Москве, участвовал в увлекательном проекте Владимира Юровского «Истории с оркестром». Мы играли Шнитке — это абсолютно потрясающая музыка! Участие в этом проекте меня очень вдохновило!

А сложности… Это нелёгкий труд, ежедневная работа, очень необычный стиль жизни, который в целом мне нравится, но который, например, может для кого-то явиться препятствием для личной жизни: постоянные гастроли, самолёты, поезда, гостиницы, дорога… Это не всем подходит. Некоторые музыканты не выдерживают такого ритма и стиля жизни, бросают гастроли и уходят в преподавание. Кочевникам сложно построить счастливую семейную жизнь. Хотя, у всех по-разному.

 

 

Нет предела совершенству. Это очень тонкий вид деятельности. Его точность зависит от многих факторов – от того, например, в каком ты настроении, какое у тебя самочувствие. А музыканты ведь, в большинстве своём, натуры с тонкой душевной организацией. Чувствительность, с одной стороны, помогает, позволяет иначе почувствовать этот мир и воплощать его в звуки на инструменте, но, с другой стороны, чувствительность тесно связана с ранимостью, незащищённостью…

 

 

- Ваш совет начинающим гитаристам.

 

- Не зацикливайтесь только на гитаре, изучайте музыку. Гитара – это лишь инструмент, а музыка – намного больше, шире!

Знакомьтесь с музыкой, написанной для других инструментов, ходите на мастер-классы к другим инструменталистам, играйте камерную музыку…. Всегда мыслите более крупными масштабами.

Очень часто гитаристы зациклены на своём инструменте и своём репертуаре, на тех границах и возможностях, которые они видят на данный момент для себя и инструмента. Но границы – лишь в голове, пойти дальше - возможно!

 

https://vk.com/artyom_dervoed

 

Система комментирования SigComments